Как мы с друзьями делали Могилев - рок-столицей. Выпуск №6. Последний эшелон XX века (2016) - подкаст

Как мы с друзьями делали Могилев - рок-столицейПривет-привет. Говорю и показываю я, Виталий Шум, за режиссерским пультом – Андрюша Свин. И это шестой выпуск подкаста «Как мы с друзьями делали Могилев – рок-столицей».

Вот знаете, хоть плачь, а не получается сейчас делать выпуски подкаста чаще, чем раз в месяц-полтора, уж простите меня. Я понимаю, что пока дождешься новых серий, забываешь, о чем говорилось в предыдущих. Могу посоветовать лишь освежить память и послушать первые пять выпусков. Они собраны на сайте morok.ru в аудиозаписях. Там же есть и фото, и ссылки на параллельные материалы. Милости прошу, заходите.

В прошлом выпуске, я напомню, мы вспоминали о концертной движухе в Могилеве в 1998 году и таких громких именах как Клайд Эрман, Виталик Злыдень, Джек и Царь. Приятно, что в комментариях появились свидетели тех дней и слегка подправили мои воспоминания. И обещали накидать неизвестных подробностей. Заранее спасибо. Ну а я продолжаю. И предлагаю вернуться в мир могилевского рока 1999 года.

Внимание! Прослушивание подкаста может сопровождаться душевными муками. Побочные действия подкаста могут привести к приливу мочи к голове и внезапному подкашиванию ног, ошпариванию коленок, возможны разрывы коленного суставов как следствие гневного сучения и топота ног. Будьте осторожны, держите себя в руках! А если случилась беда, не мелите, обращайтесь к врачу-ортопеду. Приятного прослушивания!

_______________________________________________________________________

  Как мы с друзьями делали Могилев - рок-столицей. Выпуск №6. Последний эшелон XX векаскачать

_______________________________________________________________________
Могилевский самиздатКлайд Эрман, музыкант, организатор, издатель, координатор творческого объединения «В Тихом Омуте»:

  • Я не скажу, что мы сейчас как-то изменились. Реально присущие черты характера у нас остались те же. Мы просто повзрослели, успокоились, угомонились. А тогда все эти концерты, стихи, музыка – это было самым важным, вся жизнь вокруг этого крутилась. Мы были такие охеренные революционеры и борцы за что-то… Наверное за свободу. Причём, политический аспект нас не интересовал вообще. Мы просто были одинаковые по духу – мечтатели и борцы.

В 1999 году в Могилеве началась агония творческого объединения В ТИХОМ ОМУТЕ. Едва ли не каждое мероприятие объединения стало монументально-эпическим, часто – двухдневным, словно Клайд Эрман чувствовал свою скорую рокенрольную кончину и заведомо стремился записать свое имя в вечность. «10-летие могилевского рок-клуба», «Второй Эшелон», «Рок-акустика», «Последний эшелон» - все эти фестивали 1999 года, организованные ТИХИМ ОМУТОМ, стали легендарными.

Одним из самых удачных в истории ОМУТА стал двухдневный «фестиваль, посвященный 10-летию могилевского рок-клуба», он же - "Калейдоскоп 777", на котором выступили тогдашние сливки могилевской рок-сцены и «легендарные группы прошлого», слегка посиневшие в кабаках. Я не был на этом фестивале, видел лишь видео с него, поэтому не буду вдаваться в подробности. Главное, что на этом фесте презентовали сразу два могилевских самиздат-журнала – «В ТИХОМ ОМУТЕ №3» и ОКОРОК НОВЫЙ №3 «Порнография».

Десять лет Могилевскому рок-клубуВ рамках фестиваля прошла также могучая фото-выставка, посвященная деятельности могилевского рок-клуба. Собственно, благодаря этому фесту, многие тогдашние посетители концертов открыли для себя тот факт, что у Могилевской рок-сцены, оказывается, есть богатая история. Мало того, есть глобальная рок-самиздатовская традиция, и Могилев – родина крупнейшего на пост-советском пространстве самиздат-журнала ОКОРОК.

На книжнике стал гулять из рук в руки и одноименный объединению журнал В ТИХОМ ОМУТЕ №3, который был прекрасно сверстан, оформлен и выпущен большим тиражом. Тема самиздата на какое-то время стала… ну не то, чтобы модной, но на слуху, ее стали обсуждать. Хотя мне лично она была глубоко фиолетова, я ей совершенно не интересовался и знать не знал, что сам займусь самиздатом буквально через несколько месяцев.

Журнал В ТИХОМ ОМУТЕ №3Долгое время могилевские самиздат-журналы ОКОРОК и В ТИХОМ ОМУТЕ можно было купить в знаменитых городских пиратских студиях звукозаписи. Одна из них находилась в «Дунькином клубе», там была точка Евгения Глушкова, торговавшего видео-аудио кассетами, рок-литературой и атрибутикой. Здесь, на кассетах, с самопальными ксероксными обложками продавались и альбомы могилевских групп, и даже записи могилевских концертов. Пусть небольшими тиражами, но это все уходило на полки могилевских меломанов, слушалось, передавалось из рук в руки...

Ирина Одолевич, студия звукозаписи Авеста, клуб РезонансВторая точка и вовсе была культовой. Называлась она «Авеста» и располагалась в «Китайской стене». Не знаю всех, кто кочегарил «Авестой», но видную роль там играла такая… советская интеллигентка в хорошем смысле слова – Ирина Идолевич. С совковых времен и по сей день она руководит в Могилеве клубом элитарного кино «Резонанс». Ну а любовь к русскому року и увлечение искусством привела ее в музыку.

Помнится, могилевское телевидение снимало серию репортажей о неформальных группировках города. Я попал на съемки одной из этих передач, посвященной тусовке фанатов русского рока. На самом деле, никакой такой тусовки не было и в помине, но телевидение пыталось представить это так. И вот среди десятка мальчиков и девочек в майках "Кино", "Алиса" и "Гражданская оборона", верзших в камеру невыразимую херню, негласным лидером возвышалась как раз Ирина Идолевич... Интересно было бы сейчас пересмотреть те передачки, они ведь наверняка где-то есть...

Поскольку подавляющее большинство российской и западной музыки в то время до Могилева не доходило ни в лицензионном, ни даже в пристойном пиратском качестве, «Авеста» была палочкой-выручалочкой местного меломана. Сюда можно было прийти со своей заюзанной, переписанной десять раз кассетой, выбрать из огромного списка на стенде интересующую группу и получить запись за сущие копейки. Причем, в «Авесте» к звукозаписи подходили с душой, старались угодить. Приходишь ты, к примеру, записать альбомчик группы SEX PISTOLS, а тебе на дописочку и в подарок – бац! – несколько песен из альбомчика «Умные вещи» НЕЙРО-ДЮБЕЛЯ. И вот уже ты забыл про SEX PISTOLS и бежишь обратно в «Авесту», чтобы узнать, «А что вы такое мне дописали? Ах, группа из Беларуси?! А можно мне еще такого же, и побольше!»… Многие ходили в «Авесту» как на работу- ежедневно, и я тоже там частенько отирался, пока на книжных полках не выстроилась целая батарея записанных в «Авесте» аудио-кассет…

Было очень жаль, когда в начале двухтысячных власти стали травить «Авесту» и в конечном итоге уничтожили. До сих пор жалко.

НЕЙРО-ДЮБЕЛЬ «Цигель цигель айлюлю»

Группа СВИНТИЛ на Втором эшелоне-99Еще один крупный фестиваль, организованный ТИХИМ ОМУТОМ весной 1999 года назывался «Вторым Эшелоном». Уверен, вы слышали об этом фестивале начинающих групп множество раз, но уже когда организацией занимался ЦЕНТР ЖИВОГО РОКА. «Второй эшелон-99» еще был организован ТИХИМ ОМУТОМ. Проходил он в актовом зале школы №42, на Фатина. Участвовала целая куча групп, среди них и мои любимцы – КАТАКОМБЫ, и могилевская «Нирвана» того времени – группа МЕЛАНХОЛИЯ, СВИНТИЛ Саши Кротова, группы ЯРИЛО, ПЕРЕКРЕСТОК ТЕНЕЙ и другие. Новый реггей-проект самого Клайда Эрмана – группа ИНТЕРВЕНЦИЯ ДЖА – была хэдлайнером этого фестиваля.

Сейчас, по прошествии почти двух десятилетий, очевидцы плохо помнят этот фестиваль и выступающих на нем. Организатор феста Клайд Эрман вообще забыл, что он его делал. Хорошо хоть другие помнят! Причем, как выяснилось, по «Эшелону-99» чаще всего вспоминают два факта: подтасовку зрительского голосования и сексопила Шамаша, которому внезапно захотелось дать под хвост какой-нибудь юной самочке. Весь фестиваль он бегал среди публики, пытаясь развести неформальных девчонок на страстный тройничок с ним и его женой. Парадокс: люди не помнят, кто именно на фесте выступал, а как у Шамаша яйца чесались помнят… Прямо как в анекдоте: но стоило один раз отодрать овцу...

Шамаш и Гера Моралес (гр. Джа Дивижн), 1998 годЕсть люди, которые очень стесняются своего прошлого. Дескать, были мы в молодости имбицилами, и не гордимся этим. И хотят забыть, потому что это прошлое почему-то разрушает их самооценку в настоящем. Это удивительно и лично для меня не понятно, ведь ты – продукт эволюции себя прошлого. Куда от этого убежишь? А еще и старые приятели есть, с-с-с-суки, которые не сдохли и напо-омнят, каким ты был, как ни старайся. Вот человек по кличке Шамаш, как раз из тех, кто от своего прошлого прячется. Шифруется от всех старых знакомых и вряд ли будет рад, что в Могилеве о нем до сих пор помнят.

Для тех, кто не знает, Шамаш – это еще один легендарный персонаж из наркоманско-алкоголической тусовки МОБИЛЬНОГО ИНДУСТРИАЛЬНОГО ЦЫРКА. Это был худой, долговязый человек с мелкими, хитрыми чертами лица и семитскими кучеряшками от лба и до затылка. В 90-е Шамаш вроде как занимался карате и носил с собой нунчаки, чтобы, как он сам говорил, «крошить гопников». Вообще, он много говорил, постоянно загонял про какую-то революцию, про то, что первым делом надо бы подорвать телевизионную вышку в Полыковичах. При этом сам работал выпускающим редактором на местном ТВ. Одевался он уе..ищно, поскольку считал себя асоциальным элементом, а по укурке генерировал веселые псевдоисторические байки.

Говорили, что его отец был крупной шишкой в могилевском КГБ, да и сам он (по слухам) с гэбистами был на коротке. В свое время меня сильно беспокоили такие люди, потому что я знал, что и на меня в сером доме тоже есть увесистая папочка и терпеть не мог осведомителей.

Шамаш и МОБИЛЬНЫЙ ИНДУСТРИАЛЬНЫЙ ЦЫРКОднажды, уже в ЦЖР-овские времена, я таки решил взять Шамаша на понт. Дело было перед одним из концертов. Я остановил Шамаша и прилюдно говорю:
- Ну что, мил человек, люди шепчут, что ты – КГБ-шный стукач? - и сам уже готовлюсь к тому, как он будет все отрицать, и мне интересно – убедительно или не очень? И всем собравшимся вокруг интересно...
А Шамаш смотрит на меня так, мол, «ничегошеньки-то ты и не знаешь! И отвечает.
- "Во-первых, я не в КГБ стучу, а в Госнаркоконтроль. А во-вторых все это было давно и неправда!"

В конце нулевых Шамаш пропал из Могилева. Говорят, в последнее время он постоянно от кого-то прятался, потому что имел множество косяков перед разными людьми. Сначала перебрался в Витебск, а дальше его следы совсем затерялись. Но он жив и по сей день варит свой любимый психоделический нойз и индастриэл, или еще чего покрепче.

Но я отвлекся. Вернемся на сцену актового зала СШ №42, где проходил фестиваль начинающих групп «Второй Эшелон» 1999 года. Но перед этим послушаем группу, которая едва этот фестиваль не выиграла. О группе я эпизодически рассказываю (см. подкасты №2, 4, 5), поскольку у нее на хвосте я въехал в мир могилевского рока. Называлась она КАТАКОМБЫ, и песня как раз тех самых лет.

Группа ПЕРЕКРЕСТОК ТЕНЕЙКАТАКОМБЫ – «На х..й все»

Неизменная фишка ВТОРЫХ ЭШЕЛОНОВ – зрительское голосование. Поначалу оно никого не парило – группы были благодарны за саму возможность выступить. Но по мере роста авторитета фестиваля, выступающих начали волновать и его результаты, и в 1999 году, впервые в истории, разразился грандиозный скандал.

Все дело в том, что группа КАТАКОМБЫ, в которой играли нынешние короли звукорежиссуры Андрей Свин и Денис Маненок (в то время они оба были вокалистами КАТАКОМБ) была неплохо сыграна, проста и понятна, не жалела перегруза на гитарах и от нее перла дикая энергетика. К тому же, участников хорошо знали в тусовке, а Денис Маненок вообще был «секс-символом книжника». Короче, при подсчете голосов КАТАКОМБЫ «вели на карточках всех судей». Вот только было одно «но». КАТАКОМБЫ для «Тихого Омута» были никем, зато за второе место цеплялись «свои» - группа ПЕРЕКРЕСТОК ТЕНЕЙ, и главный приз – водку «Второй эшелон» - тихоомутовцам хотелось выжрать вместе с ними, чтобы не уходил градус из семьи, так сказать…

Проблему решил директор ПЕРЕКРЕСТКА ТЕНЕЙ и большой активист ТИХОГО ОМУТА на тот момент – Царь, он же Эмбрион. О нем я рассказывал в прошлом подкасте. Имея доступ к чистым анкетам для голосования, он просто-напросто взял, сколько надо, и сделал вброс за «нашего кандидата»… после чего победу одержала группа ПЕРЕКРЕСТОК ТЕНЕЙ.

Вы спросите, откуда я это знаю? Мне повезло эту историю услышать с обоих сторон, и сейчас я как раз изложил версию, которую слышал от самих омутовцев на приватных пьянках. Версия группы КАТАКОМБЫ была примерно такой же, только звучала не «мы их на..бали», а «они нас на..бали». Будущий гитарист группы КАТАКОМБЫ, а на тот момент – начинающий журналист Алексей Александрович недолго думая настрочил об этом борзую статью, кажется в «Вечерний Могилев». В статье говорилось что-то о том, как все было несправедливо и как «Клайд Эрман подсадил своих корешей на первое место». Досталось и музыкальному проекту Клайда. О нем Леша отозвался в таком духе, что «дурдом, который устроили на сцене музыканты ИНТЕРВЕНЦИИ ДЖА больше напоминал клоунаду, а не музыку...»

Тусовка групп КАТАКОМБЫ по пути на Рок-акустикуПосле выхода этого материала пукан тихоомутовской тусовки взорвался, как китайская повозка с фейерверками. Клайд не пожалел времени и сил, нашел телефон Леши Александровича, чтобы обсыпать его возмущенными проклятиями. А после этого в кругу соратников долго еще мусировалась тема, что мол, «могилевские группы – суки неблагодарные», мол «ради них рвешься, последние штаны снимаешь, на бабки влетаешь, только бы помочь им в люди выбиться, а они не ценят. Нечестно им, видите ли! А разве мы им должны – честно?...»

Эта история в свое время была очень показательной и многому меня научила. Во-первых, если ты организатор концертов, не нужно ждать от людей благодарности. Не обманывай себя и других: если ты что-то делаешь, то в первую очередь для самого себя. А потому – не требуй от других оценки твоих усилий. Есть благодарность – хорошо, нет ее – и ладно.

И второе: если ты декларируешь народное голосование, тогда уж делай его честным, а не валяй из себя Александра Григорьевича с Владимиром Владимировичем. Они оба плохо кончат.

* * *

Летом 1999 года состоялась двухдневная «Рок-акустика». Фест был примечателен тем, что на него пригласили фактически всех рокерОв Могилева, способных петь свои песни под гитару, и еще кучу людей из других городов. Несмотря на недавний скандал, пригласили и группу КАТАКОМБЫ. С ними на фестиваль поехал и я.

Саша Гур на Рок-акустике-99По дороге на фест, наверное, в первый и последний раз в жизни, мы по душам поговорили с басистом группы КАТАКОМБЫ – Пашкой Калининым. Я говорил о том, что, мол, дела у группы идут здорово, выступлений все больше, и это круто. А я, мол, - не пришей п..зде рукав, не играю, не пою, даже стихов не пишу, хотя их в нашем возрасте пишут все... Кто я? Зачем я? И тут внезапно Калиныч брякнул:
- А ты журнал про нас сделай. Интервью с нами напиши.
И тут я отчетливо услышал, как в моей голове включился свет, и внутренний голос отчетливо сказал: «О!»

До этого мне эта мысль совершенно не приходила в голову. Я писал дома какие-то рассказики, мечтал когда-нибудь стать писателем и выкатывать целые романы, но совершенно не рассматривал возможность самиздата… Но тут понял – это ведь реально! Самиздат – это прекрасная возможность потренировать свое писательское мастерство и быть читаемым, нужным, прямо сейчас, а не в призрачном будущем. На «Рок-акустику» дальше я уже ехал как зачарованный, в своих мыслях. Я уже знал, чего хочу, и теперь думал, как это сделать.

Фестиваль «Рок-акустика-1999» проходил в самом нелепом для этого месте – в Доме Культуры военной части МВД в Пашково. Клайд долго искал место на льготных условиях, и его везде разворачивали на 180 градусов. И тут на книжнике подвернулся тусовщик по кличке Паскуда, чей папа оказался комендантом военной части в Пашково. ДК находилось здесь же, на территории части, но было обнесено отдельным забором. Зал был хорошим, даже кое-какая аппаратура там была, короче – идеально. И Клайд с господином полковников ударили по рукам, при ма-а-аленьком условии: чтобы на рок-акустике был порядок и никакого срача. Для поддержания порядка и повышения культурного уровня военнослужащих на фестиваль пригнали взвод солдат-срочников, занявших задние ряды.

Первый день был преимущественно могилевским. И я его отслушал почти полностью, впервые пытаясь оценивать незнакомые песни. Большинство, конечно же, слушать было невозможно. Потому что акустический рок - самое занудное что в природе существует, после бардовской песни. Скучно, хоть умри, особенно если авторы не блещут ни исполнением, ни талантом. Акустическое звучание - это для бедных, когда условия или обстоятельства не позволяют сделать полноценное электричество. Концептуальная же акустика - это либо организаторский идиотизм, либо сектанское пати для подготовленных слушателей.

КАТАКОМБЫ на рок-акустике-99Помню, что мне на Рок-акустике 1999 года реально понравилось только выступление Саши Гура – его я слышал живьем впервые, а песня «Про охоту» - просто порвала зал. Послушайте, если до сих пор ее не слышали.

GURREACTIVE – Про охоту

Но конечно, лучшим выступлением первого дня «Рок-акустики» для меня было выступление группы КАТАКОМБЫ. Свое говно не пахнет. Да и штормили эти парни в три глотки, в две гитары с бубном так, что эхо долетало до самых дальних казарм… Наверное, это было последнее выступление группы КАТАКОМБЫ в ее изначальном составе. Вскоре в группе появился бывший скандальный журналист и новый гитарист – Леша Александрович, и быстро сделал революцию. Свина из группы выгнали, и КАТАКОМБЫ взяли курс на модный метал-кор, слились с распавшейся группой LIKE SUICIDE и превратились в абсолютно новый проект – 3t.ON.

Что до Рок-акустики 1999 года, то второй день фестиваля едва не отменили вообще. Правда, о подробностях этой истории простые смертные ничего не знают. В курсе только организаторы из ТИХОГО ОМУТА. Так что лучше, если эту историю расскажет сам Клайд Эрман.

Уберите детей от приемников – мата столько, что все не запикаешь… И если вдруг запись вам покажется неразборчивой, на сайте morok.ru есть ее текстовая расшифровка.

Рок-акустика, друзья Тихого ОмутаКлайд Эрман:
«Утром второго дня я звоню в Пашково, а мне и говорят: «Х..й вам, а не рок-акустика». Я в непонятках, в чем дело? Вроде все убрали, все отп..дорили, ни одной бутылки, ни одного окурка в ДК, словно нас там и не было! Я звоню Паскуде. Что за херня, спрашиваю, ты понимаешь, что твой папка мне второй день фестиваля валит?! Такого в ОМУТЕ не бывало, чтобы концерт срывался! Звони своему бате и решай вопрос как хочешь!
А произошло, оказывается, следующее: пока концерт шел, какие-то две п..зды малолетние бухнули пиваса, перелезли через забор на территорию военной части и пошли в армейский сортир посцать. Тут возле ДК за углом они посцать не могли! Сидят они сцут, а тут солдаты из учебки приходят. Заходят в сортир – еб твою мать, две козы без трусов сидят! Удивительно, как их там прямо в этом сортире не отодрали! Ну… доложили дневальному, пришел командир… Спрашивает, мол, откуда вы на режимном объекте в сортире взялись? А они конечно тут же рассказали, что концерт пришли слушать… Ну, овечкам дали п..зды и выкинули за территорию части, а мне из-за двух этих тупорылых девок обрывают второй день. Я в шоке, в бешенстве! А еще сам с бодуна… Собираюсь, еду к этому полковнику в Пашково разговаривать.
Приехал… Говорю ему еще с наездом, мол, у вас же военная часть, охрана на вышке с автоматом стоит, и как же так случилось, что две п..зды перелезли через забор и пошли гулять?! А он мне: «охрана свои наряды отрабатывает, а вы идите на х..й». Я возражаю, мол, на х.й никак нельзя, у нас фестиваль республиканского значения!.. Короче терли мы с ним, наверное, целый час, я упарился вообще там… А они, военные, они ж тупые бл..дь… ну не тупые, а прямолинейные… Воевал я с ним, воевал, а тут еще и сынок Паскуда ему постоянно звонит, ему тоже неудобно что он подписался с ОМУТОМ концерт делать и получается, что обосрался типа… А этот полковник, он же командир, военный! С ним же ничего не сделаешь – скажет «нет» - и п..здец… Но в результате все же он махнул рукой – «делайте свой второй день, а потом все убрать и чтоб я вас больше, бл..дей патлатых, тут не видел». Пожали руки… Я ему сказал огромное человеческое спасибо. Оказывается не все военные – полные дебилы, есть среди них те, с кем еще можно договориться».

Тимофей Яровиков на рок-акустике-99Такая вот история. Кстати, именно на «Рок-акустике-1999» я впервые услышал, как поет восходящая звезда могилевского рока, и горячий протеже Клайда, лидер ПЕРЕКРЕСТКА ТЕНЕЙ – Тимофей Яровиков.

Я до этого периодически встречал Тимофея на книжнике, но, как и многие молодые поэты, он производил настолько самодовольное и пафосное впечатление, что я смотрел сквозь него. Он меня никак не заинтересовал даже тогда, когда начал, подобно поэтам серебряного века, прилюдно читать свою рок-поэму «Евгений Онегин». Причем, он ее читал по частям, по мере написания, уверенный в собственной гениальности и способности ее закончить. Сейчас этой поэмы Тимофей сильно стесняется…

Песни у Тимофея той поры тоже, по большему счету, еще были не ахти. Кто-то подсказал ему, что его тема – это блюз, и доверчивый Яровиков пошел на поводу и начал пытался запихнуть себя в рамки этой формы, толком не умея ни играть, ни сочинять… Но алмаз в штанах не спрячешь и на Рок-акустике меня все-таки зацепила одна его песня. Сейчас я и не вспомню, как она называлась. Но она была такая… философская история-притча в духе Макаревича. Разговор непонятно кого непонятно с кем о высоких материях – в лифте. Пока Яровиков ее пел, голос у меня в голове второй раз за день сказал «О!» Но теперь добавил: «Парень-то – талантливый!»

С «талантливым парнем» я познакомился только спустя полгода, на последнем для ТИХОГО ОМУТА фестивале, который так и назывался – «Последний эшелон». Сейчас я расскажу об этом. Но давайте для передышки послушаем еще одну старинную песню Тимофея Яровикова, которая прозвучала на Рок-акустике 1999 года, и которую Тимофей поет и сейчас. Не любит, но поет, как та мышка, кушающая кактус. Называется она «Радиомост «Ямайка – Сахалин».

СЕРДЦЕ ДУРАКА – «Радиомост «Ямайка – Сахалин».

Не так давно из обихода нашего суеверного обывателя стало выходить слово «последний». Теперь модно и полезно для здоровья говорить «крайний». Смеяться над этой глупостью можно сколько угодно, но вот лидеру творческого объединения «В Тихом Омуте» Клайду Эрману, как солдату в цирке, не слишком смешно… Потому что в свое время он назвал «Последним Эшелоном» самый масштабный фестиваль, из когда-либо организованных Омутом… И что называется накликал: фестиваль стал для объединения последним.

Тимофей Яровиков и Клайд Эрман«Последний эшелон» состоялся в самом конце 20 века, в декабре 1999, и проходил в зале ДК Швейников (Дунька) в очень необычном формате – в один день, но в два отделения. Первый фестивальный концерт начинался около 12 часов дня. Часов в пять всех выгоняли из зала, а в шесть запускали опять – на второе отделение.

Впервые на этот фестиваль я шел как журналист, с ручкой и блокнотиком, заранее прокручивая в уме фразочки, которые хотел написать. Добирался пешком, через частный сектор и рвы возле реки Дубровенка. Было скользко и шедший впереди меня какой-то увалень в длинном черном пальто и с бабой под ручку, постоянно подскальзывался. Из-под черного берета, модного в то время в андерграуной среде, выбивались длинные патлы и я понял, что, скорее всего, нам по пути. Мне не хотелось их догонять, но они плелись слишком медленно, а когда увидели меня – вообще остановились.
- Ты случайно не на концерт?
- На концерт.
- Классно, мы тоже! А меня Тимофеем зовут.
- Виталик.

Вот так мы и познакомились с Тимофеем Яровиковым. Ему было 17 лет, мне - 18. Правда, он был крупнее меня, выглядел старше и я решил, что ему под двадцатник.

Не знаю, каким казался со стороны я, а Тимофей явно ощущал себя звездой и слегка важничал. А я еще и возымел наглость причинить ему душевные страдания, когда заявил, что организация «Последнего эшелон» - говно, и публика на фестиваль не придет. Тимофей мигом надулся, недовольно засопел и возразил через губу, что состав музыкантов - прекрасный и, по его мнению, будет полный зал. Как вы думаете, кто из нас оказался прав?..

Возможно, я был единственным, кто купил билет на первое отделение "Последнего эшелона", потому что публики не было вообще. Присутствовавшие были либо музыкантами, либо друзьями «Тихого омута». Сутулясь, в зал зашел долговязый дядька в беретке, в огромных очках, сел на первые ряды и сидящие на соседних креслах услужливо предложили ему отхлебнуть из початой бутылки портвейна. Дядька с поклоном бутылочку принял и опрокинул ее горловину над своим горлом, не вставая с места. Тогда я еще не знал, что этот человек – та самая живая легенда Юрий Романов – знаменитый рок-журналист, редактор журнала «Окорок», организатор первых могилевских рок-концертов. Он позже написал про фестиваль «Последний эшелон-1999» целых две статьи, и они сохранились на мороке. Цензурная называлась «Последний эшелон пустили под откос», а нецензурная «Последний Эшелон в жопу». Их можно прочесть. Я тоже написал свою статью, она вошла позже в журнал «S DUSHKOM», но в сети, к счастью, этого текста нет.

Фестиваль "Последний эшелон"Состав «Последнего Эшелона» был разнообразным и весьма интересным, но известным узкому кругу рок-андерграундной богемы, посвященным. На фестивале выступала, к примеру, группа БАНДА ЧЕТЫРЕХ из Москвы, которая чуть ранее называлась РЕЗЕРВАЦИЯ ЗДЕСЬ и запомнилась тем, как ее лидер Сантим, в 91-м или 92-м году во время концерта в Могилевском ДК Железнодорожников полоснул себя розочкой. Да-да, прямо на сцене. Пел и резал себя поперек всей груди. Кровища хлестала на сцену, зрители в ужасе выбегали из зала, кого-то тошнило, а у звукачей вообще случился шок и ступор. Сантима тогда еле успели довести до больнички, мог и помереть от потери крови… Событие для своего времени было страшное и знаковое. Оно даже раскололо могилевскую музыкантскую тусовку. Половина считала это панковским безумием и не хотела иметь с этим ничего общего, другая половина восхищалась Сантимом и считала подобное ритуальное самозаклание сверхчеловеческой крутостью и высочайшим художественным актом. На «Последнем Эшелоне» Сантим, конечно, уже ничего не резал и вообще производил впечатление добродушного алкоголика

Еще одна из выступавших легенд – восходящий «минский Летов» и автор многих хитов КРАСНЫХ ЗВЕЗД – Владимир Ареховский и его тогдашняя группа ЖЕЛЕЗНАЯ ЛОГИКА, более известная как СЕВЕРНОЕ СИЯНИЕ. Володя был очень начитанным мальчиком и весьма одаренным поэтом, а в молодости из него текла еще и могучая энергия… Казалось, что до культового почитания ему рукой подать, но... По некоторым сведениям, до бутылки все же дотянуться было проще. Поэтому сейчас вы наверняка удивленно поднимаете бровь – какой еще Ареховский, какое СЕВЕРНОЕ СИЯНИЕ??? А в конце 90-х Ареховский оказывал сильнейшее влияние на могилевскую рок-туссовку и имела тут массу почитателей. Группа МОЛОДОСТЬ, к примеру, не в обиду ее создателям будет сказано, родилась в подражание СЕВЕРНОМУ СИЯНИЮ. Кстати, группа у Ареховского до сих пор существует, и сам он вполне себе культовый, только сам культ стал кукольным, а Володя – тенью себя прежнего…

Сантим, Ареховский, МайкСЕВЕРНОЕ СИЯНИЕ – «Три дороги»

Запомнилось первое отделение «Последнего Эшелона» и последним выступлением «АВАНГАРДШКОЛЫ» в ее первоначальном, «Слуцком» составе. Группа на тот момент была, может, и не супер-профессиональна, но отлично сыгранная и неимоверна драйвовая, эмоциональная. АВАНГАРДШКОЛА просто убрала всех – и минчан, и москвичей, и прочих соседей по сцене, взорвала пустой зал прощальной канонадой хитов… И через 15 минут после этого Кирилл «Фан» уже лежал в проходе, пьяным бревном. А спустя всего пару дней его отправили в армию. И пусть в зале было не много людей, но среди них оказался я, и меня эта самоотдача и нерв здорово зацепили. АВАНГАРДШКОЛА стала на тот момент моей любимой могилевской группой и только поэтому наши пути вскоре крепко сплелись.

Во втором, вечернем отделении «Последнего Эшелона», народу пришло больше, в зале уже было под сотню человек. Выступал целый десант хороших групп из Западной Украины, некоторые прекрасно живут и поныне. Но «главным» выступлением вечера, опять же, стали не приезжие гости, а свои, местные группы.

В 1999-м году тусовка Тихого Омута сдружилась с белыничским гитаристом Юрой Нестеренко. Юра был типичным провинциальным романтиком рок-н-ролла, добрым и чуточку наивным. Всей толпой омутовцы ездили к нему в Белыничи записывать альбом группе «Интервенция Джа» и бухать, ну а Юру в ответки стали вписывать на могилевские концерты. На «Последнем эшелоне», можно сказать, был дебют его нового проекта WHITE NICHT BLUES. И пока этот проект был любительским, он был невероятно привлекательным, как пахнущая молоком и сеном юная девственница. Даже я, никогда не любивший и не слушавший блюз, почувствовал такую кипучую страсть в этом выступлении, которое позже чувствовал только на выступлениях таких монстров стиля, как УМКА и БРОНЕВИЧОК, ЧИЖ и Ко и т.д. Завелся и зал, правда не сразу. Успевший напиться Юра Романов в какой-то момент выскочил к сцене танцевать. Зрелище танцующего мужика на пятом десятке лет, обладающего грацией страуса, было не слишком здоровое, но народ потянулся следом. И Тимофей Яровиков, и Саша Кротов, и Змей, и Сочник, и куча прочих тихоомутовцев… И были невероятно душевные блюзовые танцы на рок-концерте – весьма нехарактерное явление для тех лет… Катарсис случился, све-е-е-етлое что-то пришло вместе с WHITE NICHT BLUES. Никто и не докадывался, что это – п..здец.

А мы танцуем на палубе тонущего корабля...

Фестиваль «Последний эшелон», можно сказать, сломал дух Клайду. Вернее, он уже готов был сломаться и фест стал последней каплей. Денежный влет по нынешним временам был совсем смешной – всего-то 100 баксов. Но я знавал людей, которые из-за потери 500 баксов в то время - вешались. И 100 баксов - это была приличная сумма – целых три месячных зарплаты… Но не деньги заставили Клайда опустить руки.

Тихий Омут, МогилевУчастники ОМУТА не смогли признаться самим себе, что их объединение было хиппующей тусовкой друзей. И все, что делалось - концерты, выставки, издательство - было для вящей радости себя самих, а не для публики. В тихоомутовской тусовке все эти фестивали проходили весело и круто: друзья съезжались, собирались, братались и бухались, а на сам фестиваль, на организацию и выступления, силы уходили по остаточному принципу. И публике предлагалось полюбить «Тихий Омут» таким, какой он есть. Но она так и не полюбила.

ТИХИЙ ОМУТ развил впечатляющую активность, но при этом все буксовало: залы были полупустыми, народу не прибавлялось, отдачи не чувствовалось. Сдвиг был, появлялись новые команды, друзья, музыканты начинали верить в себя, записываться... Но Клайд, как организатор и вдохновитель, этого просто не видел, он как машина, х..ярил на износ и всё. И наступил момент, когда движок остановился за нехваткой топлива. "Тихий Омут" энергетически исчерпался, в нем не осталось людей, способных продолжать развитие могилевского рок-н-ролла. Люди повзрослели, устали друг от друга, им нужен был отдых... Но отдых затянулся и обернулся смертью объединения.

О «Тихом омуте» и знаковых персонажах этой тусовки, ее расцвете и гибели, у нас будет время еще поговорить очень много раз, потому что рассказать есть о чем. Но сейчас, пожалуй, мне нужно сказать главное. Творческое объединение "В ТИХОМ ОМУТЕ" стало прообразом будущего ЦЕНТРА ЖИВОГО РОКА. В уже недалеком будущем новоявленный ЦЖР во многом будет перенимать и даже прямо заимствовать полезный опыт "ОМУТА" и будет стараться избежать его ошибок. В свою очередь и "Тихий Омут" был преемником и хранителем деятельности "Могилевского рок-клуба" и Юрия Романова. Так что можно проследить, как крупные деятели могилевского рока передавали по династической цепочке свои знания и опыт как минимум в трех поколениях. Это и есть культура, или ее подобие.

Но сейчас пора прощаться. Если вам есть, чем дополнить этот рассказ о людях и событиях, упомянутых в подкастике, пишите мне на podshumok@mail.ru, в личку в соцсетях или комментариях на morok.ru. Анонимность гарантирую. Хочу напомнить, что на мороке помимо аудио-версии этого подкаста, есть и текстовая версия, ссылочки на параллельные публикации тех лет, фото и видео.

Хочется выразить огромную благодарность за помощь в подготовке этого выпуска Клайду Эрману, Лене Вир, Любе Галушко, Леше Александровичу, Саше Кротову и конечно студии sWn-records. До новых встреч!

Смотрите также:
ФОТОГАЛЕРЕЯ с Рок-акустики 1999 года
ФОТОГАЛЕРЕЯ с Последнего эшелона