Как мы с друзьями делали Могилев - рок-столицей. Выпуск №2. Подгорная (2015) - подкаст

Как мы с друзьями делали Могилев рок-столицейВторая серия подкаста "Как мы с друзьями делали Могилев - рок-столицей". В ней дядюшка Шум впадает в детство, рассказывает легенды района Подгорная, байки про своего друга Андрейку Свина, нынешнего владельца студии студии swN-rec, и про понаехавшую к нам Алену Кавкову, еще не окуклившуюся в прекрасного лидера группы ОБАЯНИЕ НЕВОВЛЕЧЕННОСТИ.
_______________________________________________________________________

  Как мы с друзьями делали Могилев - рок-столицей. Выпуск №2. Подгорная (2015)скачать

_______________________________________________________________________

До тех пор, пока Денис Маненок не придумает заставочку к этому подкастику (а он обеща-а-а-ал), мне придется заменять ее отсутствие своими маленькими музыкальными прелестями. И только что прогучала украинская группа ВАГОНОВОЖАТЫЕ из Днепропетровска. Не знаю, как вам, а меня тяжелый электронный бит с рифовыми гитарами страшно тащит, а тут еще и текста… прикольные, и голос кроличий из мультика про Винни-Пуха. Может, это и не гениально, но оч. талантливо. Рекомендую.

Ах да, совсем забыл – здравствуйте! Мы ведь тут собрались, чтобы послушать о могилевском роке? Значит, спешу вас порадовать. Школота может называть меня Дядей Шумом, а мужика за пультом студии Swn-рекордс – Андреем Геннадьевичем, и это вторая серия подкаста «Как мы с друзьями делали Могилев - рок-столицей».

Спа-а-асибо вам за ссылочки и перепосты пилотного выпуска – их оказалось на удивление много, и это меня радует и мотивирует. Отдельный респект лбом о пол – тематическим сообществам «Свои» и «Mogilev Rock sity» за расширение аудитории.

В прошлом выпуске я очень кратко рассказал вам историю могилевской рок-тусовки с самого ее возникновения вплоть до 2011 года. И разделил ее на 3 эры. На сайте morok.ru тут же объявился старина Кент – гитарист группы 3t.ON - и начал излагать любопытные подробности своего видения начала 90-х. Другие мои знакомые, не менее старые, стали мне объяснять, что кореец бредит, и на самом деле все было не так… Как было на самом деле, я вам расскажу чуть позже, ну а пока я буду очень благодарен всем тем, кто, как Кент, найдет время и желание помочь мне со сбором очень субъективной информации, со своими интимными подробностями о делах минувших дней. Так или иначе, эту историю я намерен продолжать – с вами или без вас. И постфактум вопли «Все было совсем не так!» приниматься не будут, понимаете?

С заведомой благодарностью я жду ваших воспоминаний в своей личке в соцсетях, в скайпе, но лучше – в комментариях на сайте morok.ru (там они точно не потеряются). Придет время - я обязательно стряхну с них пыль и воспользуюсь. Еще интересуют исторические фотографии – вас, ваших друзей, музыкантов, тусовки. В аудио-варианте подкаста вы их, понятно, не увидите, но в текстовом варианте на сайте morok.ru или в наших фотогалереях для них место найдется.

В предложенном мной конкурсе – отгадать, кто пел и чья песня звучала в прошлом подкасте, - победил Виталя Тихий. Чуть раньше догадался Леха Воронцов, но он долго ломался и не ответил четко и прямо. К тому же у Воронцова нет красивой жены, а у Тихого есть. Поэтому Воронцов лузер, а Тихий на обложке этого подкаста с женой и на мотоцикле. Жаль, не на автомобиле, конечно, потому что мне стоило бы сказать пару слов про автомобильные лампы, но это не суть как важно. Все это игра, шуточки.

А сегодня, как обещал, я начну рассказывать свою историю. Готовы?
Три!
Два!
Раз!

У меня все началось по месту жительства, в городе Могилеве в районе Подгорная. Если кто не знает, это такой частный сектор в историческом месте под Машековской горой. Прямо здесь, у нас, тыщу лет назад утопили первую могилевскую бл..дь – невесту разбойника Машеки, которая его и погубила, прельстившись баблом. А Машека был таким местным Робин Гудом, Иоанном Крестителем и Самсоном в одном лице – классический герой эпоса, на могиле которого возвели город Могилев. Вскоре после этого где-то на Востоке в очередной раз разрушили Иерусалим, и в районе нынешней Подгорной стали селиться наши семитские друзья. Толерантные могилевчане в те времена ласково называли этот район «жыдовником». Потом появились германо-бандеровцы и зачистили местность. На месте Подгорной остались развалины синагоги и большая мусорка. Наши славные горожане любили вечерами гулять по Машековской горе и с размаху швырять вниз прихваченные с собой пакеты мусора. Раз в несколько лет река Днепр разливалась и уносила весь мусор в Черное море, к берегам сакрального Херсонеса. Не смывался только железный лом, и когда Днепр отступал в свое русло, на месте Подгорной оставались красноватые озера ржавой воды. Поэтому после войны местные жители прозвали это место «Рудой лужей». Для имперских граждан поясню: «рудая» в переводе с белорусской трасянки значит «рыжая». В 50-ых свалку засыпали песком и построили частный сектор домов на 700 - нынешнюю Подгорную. Здесь мне повезло родиться. Отсюда начала свой путь и третья, самая сильная волна могилевского рок-андерграунда.

Толик ВарламьевПервое столкновение с могилевской рок-культурой у меня случилось лет в 11, в начале 90-х. Я был предоставлен сам себе и адски прогуливал школу. Пытаясь заработать денег, я перепродавал газеты на железнодорожном вокзале. Тогда как раз начался книжный бум, и одноклассник Кефир, мой собрат по увлечению чтением, предложил мне другой вариант заработка: продавать книги из домашней библиотеки. Я, говорит, всегда так делаю. И вот в одно из воскресений я стащил дома с десяток книг, и мы с Кефиром пошли их продавать. Так я впервые попал на легендарный «Книжник». Это был 1992 год примерно – расцвет нищеты и свободы.

Ни о каких неформалах в то время я не имел ни малейшего понятия, поэтому когда между рядов книготорговцев, среди которых был и я со своим «Собранием сочинений А. Дюма», стали собираться какие-то странные разодетые волосачи, меня это сильно удивило. Феньки, какие-то кожаные лохмотья, железки на этих людях интриговали – что к чему… Я не понимал смысла всего этого, но было интересно наблюдать за стихийным карнавалом тусовщиков. Их было немного в то время, человек 20-30, и это были такие «городские сумасшедшие». Судьбы некоторых из них я могу проследить и по сей день, они чрезвычайно увлекательны.

Особенно запомнился среди общего сброда один харизматичный и наглый человек, продававший пластинки. В то время уже началась эра кассетных магнитофонов, и пластинки нафиг никому уже были не нужны, но этот человек цеплялся за прохожих, балагурил и умудрялся сбывать свои винилы. Я хорошо запомнил его внешность и гораздо позже, лет через 10, узнал его по фотографиям. Это был Толик Варламьев – звезда и легенда могилевского рока на тот момент, участник групп ПРЕДСТАВЬ СЕБЕ, КОНВЕНТ и позже REVOLVER. В то время продажа пластинок посреди тусовки для него была, видимо, легким и веселым способом достать деньги на пол-литра. В 2005 году этот человек, практически всеми позабытый, умер в Могилеве от цирроза печени…

Еще разок могилевская рок-тусовка явила себя в 1994-м, когда мне было 13-ть лет. На меня навалился переходный возраст со всеми его прелестями. Я был угрюм и одинок, взирая на этот чуждый и неприятный мне мир. Летом, на День города я пришел повзирать на этот мир поближе, на Советскую площадь, нынешнюю площадь Славы. О каком Славе идет речь, я не знаю, но и тогда, как и сейчас, на этой площади проходили народные гуляния, куда собиралось все быдло города. В те годы быдло было гораздо пьянее, быдлее и злее, чем сейчас. Стоило в толпе кого-то неудачно ткнуть плечом, и тут же могло прилететь по кривой траектории в щи. Мне было страшновато, и я слегка презирал эту толпу… с высоты своей одухотворенности. И вот когда я чуть-чуть отошел из эпицентра народных гуляний к Краеведческому музею, то внезапно увидел, как со стороны парка Горького, рассекая толпу быдла, строем, как на параде, идет колонна (!) неформалов, человек 100. Впереди маршировал какой-то волосатый хер, боем фигачивший по струнам гитары. Я так думаю, что «Гражданскую оборону». Марширующие следом улыбались, обнимали друг друга за плечи, трясли хаерами и феньками. Они были в эпицентре внимания, а у меня так вообще челюсть отпала от зависти и восхищения. В своем позитиве они очень выгодно контрастировали с агрессивным и пьяным «населением», только что выбравшим себе Сашку в Президенты. И мне так захотелось маршировать вместе с ними, быть дерзким и крутым…

Это было 20 лет назад, и тогда я стал потихоньку тянуться ко всей этой могилевской неформальной культуре. Среди моих знакомых в то время был лишь один человек, который мог меня просветить на этот счет. И самое смешное, что этот человек сейчас сидит ко мне спиной за режиссерским пультом. И не знает, как будет сейчас краснеть его спина.

Шум со Свином. Введение в могилевский рокКороче, Андрюха, теперь терпи этот позор. Без тебя дальше никак.
…И пока Андрюха сейчас хватает ротам воздух, я предлагаю усугубить это дело, а заодно и передохнуть, слушая одну из ста-а-а-а-арых песенок. Обратите внимание: на гитаре играет и поет звукореж этого подкаста, кумир моей молодости и позже лидер могилевских панк-групп КАТАКОМБЫ и МЕСТ НЕТ – Андрей. Песенка была записана чуть позже описываемых событий, но атмосферу описывает чудесно. Помнится, Андрюха говорил, что он совмещает философию советского панка и дзен-буддиста. Вот оно что из этого получалось.

Мест Нет. Бабочка мохнатая

Короче, дальше мы эту песенку почикаем, потому что там идет еще полторы минуты соляков и припевов, но в целом все понятно. Кстати говоря, вы обратили внимание на бодрый голос, дающий отсчет «раз-два-три-четыре»? Это голос Василия Буланова, который только начинал свою карьеру большого артиста, ну а сейчас уже добился всего. Если кто не знает, это такой рыжий парень на подтанцовке у всенародно любимой поп-группы IOWA. О нем я тоже расскажу, но сейчас вернемся к Андрюхе.

Вообще я его в юности называл Свином, и не только я – все мои друзья на Подгорной. Я бы и сейчас его так называл, но боюсь, что его жене это не понравится. Мне бы на ее месте не нравилось. Идешь ты такая красивая с мужем под ручку, а соседи говорят: «Вун, Свинни пошли», - имея в виду только самое хорошее… Короче, проблема…

Свин жил через дом от меня, он фанател от Цоя и Гражданской обороны, выглядел по сравнению с местными гопными упырями очень модно и круто – такой прям «Последний герой»: спереди ежик, сзади грива, очочки, как у Летова. Короче, на него хотелось равняться. У нас тут на улице проживал один буйный алканавт – здоровенный такой мужик дядя Миша. Примерно разок в месяц у него в голове раздавался выстрел, и дядя Миша хватал топор или чего под руку попадется и выбегал на улицу. А дальше – картина маслом, «спасайтесь кто может»: по улице несется толпа детей и женщин – человек 20-ть, а за ними с топором пьяный дядя Миша. И вот однажды мы сидели маленькой компанией на каких-то дровах у дома, разговаривали. Нам было лет по 14-15, Свин был самым старшим – ему было 17. Ну и тут началось это адское шапито. По улице бегут люди с очень большими глазами, за ними дядя Миша. Мы бы все тоже побежали, никому не хотелось проверить на себе – воткнет ли дядя Миша в тебя топор или нет. Но все равнялись на Свина, а он не побежал. И вот дядя Миша останавливается перед Андрюхой, тяжело дышит, как бык, и говорит: «Ты чего тут, самый крутой?» А Свин такой смотрит на него, как на г..вно, и говорит типа «ну да, я крутой, какие вопросы?» И дядя Миша поворачивается и идет домой спать. А мы, конечно, поняли, что Свин и правда крут.

Дом Свина постепенно стал эпицентром рокенрола на Подгорной. Андрей жил здесь со своей бабкой, а та сутки через трое уходила работать на ночную смену, тогда и начиналось самое интересное. Пили пиво, случалось, и чего покрепше, играли на гитарах, слушали панк-рок. Вскоре начались и первые репетиции на «чем бог послал». А когда приходила бабка и выгоняла всех на улицу, мы шли на только что достроенный мост с Юбилейного на Фатина – посидеть посреди ночи, песен поорать для случайных прохожих. Песенка «Свобода» ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЫ в исполнении Свина засела в моей душе очень крепко. Я никогда особо не любил ГРАЖДАНСКУЮ ОБОРОНУ, но в исполнении Андрея – очень.

Наша компашка с ПодгорнойКороче, влияние Свина было настолько разлагающим, что все мои сверстники в нашей округе влились в нашу компанию, стали слушать русский рок и ругать попсу. Быть гопником стало моветоном. Забегая вперед, хочу сказать, что вся наша компашка выросла во вполне приличных людей. В отличие от подавляющего большинства населения Подгорной, которые повально оказались в тюрьме или в синюшном виде под магазином. Я не хочу преувеличивать роль Свина, но в нашем развитии она была существенной. И позитивной.

Местная гопота была постарше, но в целом относилась к нам терпимо, хотя стычки были. Особенно эпичной получилась «Битва в Речном». Речной - один из переулков на Подгорной, по нему пролегал путь от остановки к дому. Но в самом конце переулка находилась блат-хата местных упырей, и ходить там по вечерам было опасно. Каждые выходные у «братишек», состоявших из бычья, зэчья и долбо..бов, было адское бухалово. Постоянно у них поводы находились: то кто-то с зоны откидывался, то день рождения, то похороны – все сводилось к шумной пьянке и мордобою.

И вот однажды ночью попалась наша компашка. Меня, к слову, там не было, но об этом эпическом сражении я слышал в подробностях, и считаю необходимым рассказать, каким путем мы добывали свободу у себя на районе!

Короче, наши возвращались по Речному переулку с какой-то посиделки. Был Свин, пара девчонок и пара очень юных начинающих рокерОв. И вот навстречу им из блат-хаты выходят эти… каторжники плоти – взрослые пацаны, лет по 20-ть с хвостиком каждому. Вышли целенаправленно – мочить, без всяких разговоров. Ну и первый из наших без прелюдий улетает от удара в кусты. Девки перепугались, начали визжать, а браток такой комментирует: «Сли-и-едущий»… А следующий - Свин.

И вот тут надо сделать маленькое отступление. Дело в том, что Андрей у нас был не только самым старшим, но и довольно спортивным парнем. Фанател по ниндзюцу, рубил кусты у Днепра самодельным мечом и плюс к этому долгое время профессионально занимался водным поло. То есть, может, удар у него поставлен и не был, но плечевой пояс развит превосходно.

Я даже думаю, что Андрей не хотел драться, он пацифист, - просто сработала мышечная память, к тому же форма лысого черепа идеально в руку легла... Короче, когда гопник замахнулся, Свин поймал его за морду лица и, как на тренировках, мощно послал параллельно планете в горизонтальный полет. По свидетельству очевидцев, безусловных экспертов в баллистике, тело пролетело по нисходящей дуге около трех метров, прежде чем со стоном «бля-я-я» очутиться на обочине.

Это было сигналом. Трое оставшихся гопарей ринулись в бой, а наши девки с малолетками рванули в обратную сторону – звать на помощь. Короче, Свин остался один против всех - порхать, как бабочка, и жалить, как пчела. И когда помощь пришла, целый пролет забора был положен, морды гопников расписаны в хлам, а у Свина – ни единой царапины. После этого гопье уважуху Андрюхе сделало страшную, издалека на него показывали пальцем, мол, «нормальный пацан, с..ка бл..дь!». Конфликтов с тех пор больше не было. А вскоре после этого хозяин той блат-хаты пошел на детскую площадку, накинул на турничок ремень от штанов и на нем повесился. С тех пор на Подгорной воцарилась тишь и благодать, полное раздолье для творчества. Короче, пришло наше время, и мы им воспользовались. А о лихих временах напоминает только песенка, написанная Сашкой Гуром гораздо позже описываемых событий. У всех местных гопников с Подгорной эта песня на телефонах, все ей о-о-очень гордятся.

GURREACTIVE. Региональная-местечковая

Аленка и СвинРассказ о Подгорной не был бы полным без еще одного очень известного человечка. По соседству со Свином в конце 90-х поселилась девушка. Приехала из военного городка из Подмосковья - видимо, подальше от родителей - жить к своей бабушке, а заодно и учиться в наш «кулек» (ну-у, культпросветучилище), то ли по классу баяна, то ли на хоровое отделение... Надо уточнить. Девушку звали Аленой, а фамилия у нее была… как сейчас помню – Кавкова. Теперь-то, конечно, ее очень многие знают и далеко за пределами Могилева слушают песни группы ОБАЯНИЕ НЕВВЛЕЧЕННОСТИ. А в то время не знал никто.

Аленка была очень интересным, но крайне загонным человечком. Постоянно в каких-то депресняках и страданиях по поводу своей не слишком модельной внешности, которые скрывала так, что всем хотелось подойти и участливо спросить «Что случилось?». Часто она сидела далеко за полночь на окошке в своей комнате и читала. Идешь мимо – сидит, светится печальным светом. Чем не повод зайти во двор, повисеть на окне и поболтать, поесть сладкого винограду, послушать какой новой музыки. У нее была целая гора всяких кассет, причем много совсем неизвестных нам в Могилеве «женских» групп, вроде рязанской ЗГИ или московской УМКИ И БРОНЕВИЧОК. А однажды мы со Свином повисли на ее окне без стука, причем Аленки в комнате не было. А на столе оказалась целая стопка кассет с записями песен. Кажется, их было 9 штук. 9 кассет с песнями Алены! А мы вообще тогда не знали, что она их пишет! Каюсь, был грешен, я стащил одну из кассет и мы со Свином побежали их воровато слушать. Свин был менее восторжен, он уже вовсю писал и хотел играть свои песни, а не какой-то там русской бабы. А мне и песни, и голос Аленки показались офигительными. Я вернул кассету Алене, получил свои пару недель обид и игнора, а потом стал методично Аленку доканывать. Дескать, давай играй, давай пой, давай делать группу. Она все ломалась и отнекивалась, но ей льстило, что кто-то считает ее песни годными. И в конечном счете наша взяла: Алена иногда начала показывать свои песни, даже играть вживую. Хотя с гораздо большим кайфом она пела чужое – Умку, Арефьеву, Настю. Но это уже совсем другая и очень долгая история. Язык мой уже устал, я вам в другой раз это все расскажу.

А закончить я решил, как и в прошлый раз, старыми песнями Аленки и группы ОБАЯНИЕ НЕВОВЛЕЧЕННОСТИ. Просто потому, что «мир могилевского рокенролла», описываемый мной, был настолько тесен для участников истории в то время, что нами троими и ограничивался.

Песенка, которую я хочу поставить, называется «Просто октябрь». Это первая из моих «самых любимых» песен Алены Кавковой, но она до сих пор не записана в электричестве и поэтому мало известна. Пусть Алене будет стыдно. И пусть будет стыдно Маненку, который до сих пор не сделал заставку к этому подкасту. Эта песенка - первый опыт Маненка-звукорежиссера. Таким был этот первый раз.

До очень скорой встречи, пока!

Все подкасты на морок.ру

Вот так живёшь себе, трудишься на благо могилёвского рока.
А в историю в итоге войдёшь, как человек, не сделавший заставку к подкасту.
Эх, Денис, Денис.
Пути Господни неисповедимы...

Великолепные подкасты, любо-дорого читать)
*с прослушиванием у меня пока, увы, проблемы*

Если читаешь, то можно не слушать. Там проблемы - рот словно говном набит Sad Сам себе не нравлюсь. Надо работать...

И я не слушаю Laughing

+1

я тож читаю

хотя и слушаю урывками потом, особенно песни

Шумми! не комлексуй! нормально всё с голосом, главное, продолжай регулярно, не теряй ритм

Уговорили, послушала.
Нормальный голос... стал после того, как из интонации исчезла бодрящаяся вселенская пичалька первого подкаста (который Месячные). Так что нечего себя публично выстёбывать за форму, лучше бы над содержанием продолжения размышлял Write

продолжайте значиццо в том же духе

ждиомс